СЧАСТЛИВОЕ ЛЕТО ДВЕ ТЫСЯЧИ ПЯТОГО

“МЕЗОНИН” №73, Июль-Август 2005

Иногда в узком кругу плесских дачников можно услышать странный тост — за дождливое лето 1887 года. Тост для тех, кто понимает: не случись в тот год непогоды, ездил бы Исаак Ильич Левитан на лето в соседнюю Нижегородскую губернию, в Васильсурск. А так художник продолжил свои скитания по Волге и на следующий год остановился в Плесе — к обоюдному счастью города и человека. Вот старая фотография 1889 года, хранящаяся в местном музее: Волга, Левитан в цилиндре садится в лодку, зонтик воткнут в прибрежный песок. Пройдет всего несколько лет, и в город, вслед за художниками, хлынет поток ителлегентных дачников, здесь будет петь Шаляпин, а купцы отстроят себе добротные усадьбы. Ещё лет через сто история повторится: с 2005-го Плес снова становится модным местом, готовым круглогодично принимать как художественный бомонд, так и деловую элиту. Пейзажи, воздух и развлечения остались прежними, только на восемь метров поднялась Волга, появилась лыжная трасса да изменился покрой костюмов. Хотя зонтик-трость все равно присутствует в кадре — с ним неспешно прогуливается по набережной собственно автор этого проекта, плесский меценат и создатель уникального отеля «Соборная слобода» Алексей Шевцов. Номера в отеле можно выбрать и заказать по телефону и Интернету (www.plios.ru), — это не комнатушки в многоэтажной здравнице, а старинные усадьбы, рассчитанные на трех постояльцев, с двумя спальнями, столовой, участком земли соток в семь, с полным пансионом, входящим в стоимость номера, и персональным обслуживанием. Уединение или «выход в люди», активный отдых или русское dolche far niente — любая программа реализуется на сто процентов. Впрочем, Алексей Шевцов за то, чтобы не бросать отдыхающих на произвол судьбы. Отель укомплектован приятной библиотекой, есть лодки, сноуборды, лыжи, усадьба для пикников на другом берегу Волги, этнографическое сафари и даже «фотографирование орхидей на Антоновском болоте».

Гости «Слободы» не просто отдохнут в «старинном городе Плесе, жемчужине русской архитектуры и т.д.», но и окажутся вовлечены в некую игру, в которую с удовольствием играет сам Алексей Владиславович: для каждого своего дома он сочиняет новую историю, подтвержденную интерьером. Вот дом Крыловых по улице Горького — милое европейское кантри с крупными розами в северной спальне, обоями «жуи» и огромными мягчайшими креслами — здесь чувствуешь себя потомственным буржуа на берегах Луары. Дом Маклашиных, вплотную примыкающий к дому-музею Левитана, уютно-деревянный, то ли русская изба, то ли альпийское шале. Ещё есть «Капитанская дача» (бывшая генеральская дача) с картами речных маршрутов на стенах, а комнаты здесь вовсе даже не номера, а великие реки — от «Дуная» до «Амазонки» (почему-то особенно приятно останавливаться в «Замбези»). Уже срублен и скоро будет во- дружен на заготовленное место «амбар-де-люкс», то есть натуральный старинный амбар ХУIII века, в котором разместятся гостиная и спальня с пятиметровыми потолками. На отшибе планируется forest-lodge «Санников» — поместье для экстремалов-сноубордистов. Затон речки Шохонки, впадающей в Волгу, станет мариной для яхт, а на задворках дома Маклашиных будет воссоздан настоящий левитановский «Ветхий дворик».

Для критически настроенных читателей заметим, что все это грандиозное строительство — не перелицовка Плеса на новорусский лад, а необычайно бережное восстановление, «вдыхание жизни» в исторический центр заповедника. Ничего похожего в малых городах ещё не было: например, из Суздаля сделали туристическую витрину, но нового смысла жизни для исторического центра так и не нашли. Плес, надеемся, ждет другая судьба: Шевцов занимается им уже лет шесть, причем пять лет ушло на расселение коммуналок, дренаж, реставрацию, укрупнение земельных участков. Быстрые решения пригодились только для декора: так, всего за месяц, использовав самые простые приемы и средства, Алексей и Наталия оформили вместительный ресторан яхт-клуба. Когда же дело касается реконструкции исторических зданий, то обшивка набирается буквально по дощечке (старой), крыша красится под зеленую ярь-медянку, кирпичная кладка обмазывается глянцевой известкой, приготовленной на молочном обрате, а вокруг настилаются традиционные осиновые тротуары. двери в домах заказываются по индиви- дуальным чертежам — стандартные, по словам Шевцова, сразу выпадают из стилистики русской деревянной усадьбы. И даже проводка здесь такая, как на старых дачах 50-х годов, — с роликами, которых сейчас днем с огнем не сыщешь!

Все эти мелочи работают на создание имиджа настоящего малого отеля, «быть может, главного тренда ХХI века». «Гранд-отели типа „Астории“, „Метрополя“ или нью- йоркской „Плазы“ с несколькими сотнями номеров были решением гостиничного вопроса на конец ХIХ века, — говорит Алексей Шевцов. — Сейчас они уже не могут обеспечить ни должной безопасности, ни приватности. Очередь за малыми отелями, чьи постояльцы смогут воспользоваться совершенно иным уровнем роскоши. Стометровый номер на личном участке и полное освобождение от энергетических полей мегаполиса, настоящее погружение в старинную атмосферу — это то, ради чего можно простить „Соборной слободе“ даже стремление экономить плесскую целебную воду: из-за этого здесь при спальнях вместо ванной — душ».

А вода в Плесе, кстати, удивительная — такая мягкая, что кожа становится гладкой, как у младенца. Отравление кислородом в первый день обозначается на второй здоровым цветом лица. Ерофеев («Москва — Петушки» — ехать в Плес четыре часа по Владимирской дороге) откладывается в пользу Чехова, и вот вы уже не нервный горожанин, а уравновешенный дачник, провожающий закат крымской мадерой и пирогом с вязигой (местное specialité). «Конечно, русскому человеку ближе другая роскошь — такая, знаете ли, египетская, с куражом и блеском, — размышляет Шевцов. — Но золотая лихорадка рано или поздно проходит — и тогда… тогда, пожалуйста, к нам».

грот на участке стоимость путёвки Белокуриха санаторий Россия карьерный сеяный песок